ЗВЕРУШКИ, ПУТЕШЕСТВИЯ И ПРОЧАЯ ЛЮБОВЬ....

Здравствуйте, кто случайно заглянул или же специально меня нашел!

Как свидетельствует мой ник, зовут меня Дарья. Годиков мне 40 с небольшим плюсом, есть муж, двое девочек (2 и 16 лет).  С нами вместе проживают кошка Лиза, кот Гарфилд, собака породы шелти Лева. Все мы обитаем в солнечной Сибири, город Томск. А еще я филолог, журналист, преподаватель, переводчик с немецкого и немного писатель для детей и взрослых. Люблю проводить эксперименты над самой собой, последний из которых еще продолжается — я делаю себе новое тело. Уже скинула 30 с лишним килограммов, продолжаю ЗОЖить, чтобы скинуть еще около 15.  Собственно, моя ЖЖечшка и будет посвящена всем этим темам — путешествия, похудание, семья и немного рассказов собственного сочинения. Никакой логики расположения, кроме внутренней моей. Примерно так. 


Истерия и деепричастия

В тот вечер он бокал ее вином и мангал шашлыком, батарея уже слегка увядшие чувства: так, что она забыла, как один раз он ее фингал. Он немного нахал ее поцеловать, но в тот день она согласилась, не пассив. А потом, легко паря и нежно фея над этим бренным миром, они предались нежностям. Он был страстен, но скоро все кончилось – он вокзал надолго. Рецидив это воспоминание, она вокала:
- Ну не трамвай ты мне душу, жестокий! Лучше уж окончательно бабай и сабантуй меня!
Но его инстаграм только оскал и шквал в ответ, чем сильно шакал и дебил несчастную. Но его прошлый – любимый - образ все еще дрозофил перед ее глазами. И она решила действовать кардинально  - перила за билетом далеко-далеко, лотерея удачу. И вот, сначала корея, а потом тель-авив с небольшим чемоданом, она гамадрила в душе надежду на простое женское счастье.

Тарантино и Тараканы

Читаю своих противоположных блоггерш. Офигеваю с обеих. Надо сказать, что слегка наскучили обе, поэтому только письма… У Тани вообще тухляк последнее время, поэтому даже комменты не смотрю. У Эво смотрю – там бодрее, но не до конца, все одно да потому через 5-10 комментаторов. И еще – каюсь – не могу пройти мимо против «литературных разборов»: ну профессиональный интерес.  И вот тут полный фейспалм… Я не знаю, какое у Эво образование, кроме психоалхимического, но Таня-то журналист.. ну преподавали ей литературу в вузе… А тут что? 

Ладно, Юра Шатунов и сомнительные авторы из инета им обеим по силам, но классику-то зачем трогать? С классики не убудет, конечно, но сами ж себя позорите! У одной Есенин перверзник, у другой – печорин. Это великий русский поэт. Да. Не вам его анализировать. Не умеете. Слишком узкая призма и зашоренный собственными теориями взгляд. 

Однако русская классика и даже, простигоспаде, Мопассан - это позапрошлый век, когда рулил реализм, поэтому их произведения, хоть и глубоки, но задевают один культурный пласт – собственно, тот, который сами создают. У некоторых авторов явственно прослеживается еще один – мифологический, чаще всего, библейский. До этого пласта наши блоггерши ни разу не докопались, да и не копали, потому что и не думали копать, но с пивом сойдет. Однако когда дело коснулось современного искусства (я про искусство, а не про фигню всякую) – тут у них даже не полнейший провал, а бездна какая-то!

Collapse )

(no subject)

Чего я не пожелаю даже самому плохому человеку - так это держать в руках  протокол вскрытия собственного ребенка. Когда смотришь на эти  малопонятные, но очень страшные буквы и цифры - и не можешь смотреть. Но  и не смотреть тоже не можешь. Черные иглы, в которые превращаются  буквы, колют глаза, но, поднимая тяжелое веко, истерзанным зрачком  водишь по строчкам... И снова закрываешь глаза... и снова заставляешь  себя их открыть. Эта мука длится бесконечно.
А потом,  вроде, обычный день. Ешь, общаешься, смеешься. И даже ночью кошмары не  снятся, правда, получается поспать всего часа три, остальное время  смотришь в потолок, ни о чем не думая.
Утром все нормально... Но  иногда перед глазами снова всплывают эти непонятные и страшные слова. И  подкашиваются ноги, а где-то внутри сжимается комок. Включаешь Летова:  "Воробьиная кромешная отчаянная хриплая неистовая стая голосит во мне" -  прямо в тему. И с орущим телефоном идешь на дорожку, выжимаешь максимум  из нее и из себя, чтобы с потом и болью в мышцах выплеснуть весь этот  кошмар. После получаса изнуряющего бега душ смывает пот, вместе с ним  уходит напряжение. И снова Летов в голове: "Все, как у людееей".  Правильно и ясно... здорово и вечно. Не знаю, как насчет правильности и  ясности, а также здоровья. Но вот ВЕЧНО - это так и есть. Прописывая мне  антидепрессанты, психиатр сразу сказала, что они не притупят боль. "Это  с Вами до конца жизни, " - грустно и твердо предупредила она. Ну что ж,  и с этим живут. Наверное, живут и с тем, что похуже. Хотя куда уж хуже.
Впрочем,  к чему этот пафос: мне делать-то нечего. Куда деваться-то? Незаменимых  людей нет. Но ведь я сама себе незаменима. Возможно, звучит это  самонадеянно и эгоистично, и кто-то даже осудит меня в такой ситуации.  Однако это правда - надо быть нужной самой себе. Остальное - преодолимо.

(no subject)

Когда Марине было около семи лет, она нашла на улице рыжую кошку. Просто  принесла ее, сказав: "Это Лиза, она тут поживет немного". Лиза нам была  совершенно ни к чему, у нас уже был Гарфилд: тоже рыжий, тоже кошачий и  примерно такого же возраста. Но я считаю, что нельзя зарубать на корню  доброе дело, поэтому Лиза осталась у нас.
Надо сказать, что до этого  Лизу я видела на улице на детской площадке. Она сидела на бортике  песочницы,уютно подвернув под себя лапки. Картина была настолько  домашней, что создавалось впечатление, что кто-то пошел гулять с  ребенком, а заодно и кошку взял. Но дети разбегались, а Лиза оставалась.  Однажды она исчезла, а появилась через несколько дней, у нее  недоставало части уха. Вряд ли причиной были морозы - стоял май,  возможно, кто-то просто поиздевался. Тогда я попыталась узнать, чья это  кошка. И вот одна девочка спокойно сказала, что это БЫЛ их Рыжик, теперь  он живет на улице, потому что у папы и мамы вдруг обнаружилась  аллергия.
Все понятно, короче: надоела животина, орать, поди,  начала. И вот Рыжик-Лиза переселился к нам. Сначала я хотела ее  пристроить, но с нашим Гарфилдом они, дежурно пошипев друг на друга  первые два-три, прекрасно нашли общий язык. Раньше Гарфилд, оставаясь в  одиночестве, пакостил и гадил, а с появлением подружки перестал.В общем,  осталась Лиза у нас. Кстати, причина "аллергии" прошлых хозяев  выяснилась дней через 4-5: едва придя в себя, кошка стала орать и  проситься на улицу, противно поскребывая входную дверь. Но у меня  разговор короткий: чик-чик у Айболита - ни никаких оров с  поскребываниями.
Визуальный осмотр легко выявил породную  принадлежность - скотишш-страйт, шотландская прямоухая. Прямоухие  шотландцы нужны в качестве материала для разведения вислоухих, поэтому в  питомниках содержат только лучших представителей, а у Лизы хвост  коротковат... Похоже, была отдана за копейки или даже бесплатно.
Мы  говорили, что Лиза настолько дура, что даже умная. Действительно, часто  проявляя какую-то упертую несообразительность  в элементарных вещах,  кошка всегда понимала, когда надо прятаться (допустим, при виде  фурминатора), а когда бежать, например, на кухню: ориентировалась по  таким слабоуловимым признакам, как, в частности, стук вареного яйца о  край тарелки.
А еще Лиза являлась живым опровержением того, что  кошки не могут быть преданными. Больше всех она любила Марину, свою  спасительницу: спала с ней, на руки шла только к ней. Ко мне стала  ходить редко и только после того, как ненадолго потерялась, а нашла ее  я. История кошкиной потери тоже знакова: она выпрыгнула в окно второго  этажа, когда мы с Мариной уехали. Полное впечатление того, что она пошла  искать любимую хозяйку. А Марина ее называла "Лиза, моя знаменитая  киса". Мы шутили о степени ее знаменитости, но звучало мило.
Еще Лиза  с каким-то непонятным упорством прыгала на колени к моим ученикам.  Видимо, считая их существами бесполезными, пыталась извлечь хоть  какую-то пользу от их пребывания в нашем... нет, ее! - доме.
Когда  Марины не стало, кошка сначала не могла понять, в чем дело. А потом  начала ее искать: подводила меня к ее комнате и жалобно мяукала. Каждую  ночь спала в ее кровати, но на самом краешке, словно ожидая, что вот-вот  придет хозяйка и ляжет рядом с ней. Когда я видела эту картину, мое  сердце обливалось кровью, и моя боль становилась острее. И я говорила:
- Нет, Лизонька, нет, лапочка, она больше не придет.
Брала  на руки доверчивую рыжуху и гладила, и мы утешали друг друга. Эта  кошачья боль - казалось бы, ничто по сравнению с болью родителей,  потерявших своего ребенка. Но именно недоумение и тоска любимой кошки  Марины отзывались в моей душе особенно остро.
И вот кисонька,  кажется, смирилась: она спит с нами, приходит ко мне на колени. Но в ее  янтарных глазах я вижу (или мне так кажется?) какую-то неуловимую нотку,  словно бы она задает вопрос: "Почему?" Киса, если б знать, если б  только знать...

(no subject)

Марийка сейчас в больнице на дневном. Диагностируют речь. Для меня уже давно все понятно, если честно, но пусть будет. И вот сегодня они в дверях столкнулись с мальчиком лет 6. Он ее увидел, улыбнулся и сказал:

- Ага, моя любовь!

И обнял. Когда успел влюбиться - они в разных палатах, у них разные занятия.

Но все равно очень  мило.

(no subject)

Завтра 40 дней без тебя, моя малышка, моя красавица, моя глупышка. Нам с папой тебя очень не хватает.  И киса Лиза очень скучает, спит в твоей кроватке.  Мы стараемся жить, воспитываем твою сестру. Помню, все ждали мальчика, а ты одна говорила, что будет сестра. Так и вышло. 

И теперь у нас есть Марийка. Но  дети не взаимозаменяемы. Поэтому чувство вины и боли будет с нами всю нашу жизнь. Но самое страшное - мы никогда не узнаем, что произошло на самом деле. На следственные органы надежды никакой, они только зря тягают нас, разрывая сердце. Но делать ничего не будут, это уже очевидно. Может, оно и к лучшему, что не узнаем. Готовится к изданию твоя книжка - какая же ты талантливая, девочка моя. На поминках всегда будут не скучные традиционные блюда, а то, что ты любила. Потому что жизнь продолжается - даже так, но продолжается.

Я каждый день молюсь за тебя, каждый день вспоминаю и тоскую. Наркотические таблетки притупляют боль, и  похоже, что я живу, как прежде. Но это не так. Я вспоминаю каждый наш день, гуляю там, где гуляли мы вместе, ношу твои вещи (которые могу надеть). Становится теплее и больнее одновременно. Хочу увидеть тебя во сне и прикоснуться к тебе. Не могла даже подумать, что это будет пределом моих мечтаний. Но мы будем жить.. я верю, что я еще нужна здесь - и папе, и сестре, и тебе, чтобы помнить и молиться. Мы обязательно встретимся в лучшем мире, обязательно будем вместе. Но сейчас мне надо быть жить. Я люблю тебя, доченька!

Голодные девочки

Любить  - это хорошо. Желание быть любимой — естественно. В нем нет ни слабости, ни глупости, ни,тем более, какого-то унижения. Но вот беда — для этого нужен ДРУГОЙ человек. И его желание и умение а) любить; б) любить именно тебя. И вот с этим бывает напряг. Бывают разные напряги. Раньше мне казалось, что самый распространенный — это когда у двух любящих людей разные представления о том, как правильно любить. Вот он считает, что отдает ей всю зарплату и разрешает ходить с подружками в клубы, — значит, любит. Но она считает, что нет, не любит, потому что редко дарить цветы и может забыть про день рождения котика. Или она считает, что любит его, потому что родила ему двоих детей, а он считает, что она его не любит, потому что до сих пор не научилась варить борщ «как у мамы». Но, оказалось, что это — не самая распространенная проблема, в большинстве случаев до не просто не доходит. Самая распространенная — другая, возникающая на начальном этапе. И тянущая участников в какие-то мутные дела, порой тянущиеся много лет, выматывая их до дна... 

Проблема эта — проблема любовного голода, ведущего к жадности и спешке. Я сделала такой вывод, прочитав женские истории из нескольких блогов.

Collapse )

Все, что надо знать о педагогике

Жил у нас приблудный котенок мелкий. Жадный до еды был ужасно. Стоит что-то оставить в доступности - все, котенкина добыча. И вот достаю я сметану, и реально через 1 минуту этот пушистый наглец уже морду в стакан опустил и лопает, аж за ушами трещит. Думаю, ну сейчас я тебя быстро отучу: подхожу и макаю его в сметану с головой, секунд на 10, чтобы не задохнулся. Отпускаю. Он высовывается: в глазах сметана, в ушах сметана, все усы слиплись в огромный сметанный ус, с которого капает сметана обратно в стакан. Сметанный монстр какой-то. СметановидЕние. Чужой с планеты Сметания. И вот это сметанное чучело быстро облизывается языком, помогая лапой. И снова ныряет в стакан. ПРИЧЕМ С ГОЛОВОЙ. Секунд через 10 вылазит, облизывается. И СНОВА. Т.е. я хотела его ОТУЧИТЬ, а по факту - НАУЧИЛА, как правильно сметану есть: не одну только морду совать, а всю голову, с ушами и глазами.
И знаете что - это был бесценный педагогический опыт. Я многое поняла тогда.